portrait

Поиск



[software] [catdoc] [tcl] [geography] [old things]

Грета Гоозе

также известная как

Грета КуртовнаВагнер

12.01.1909 — 13.09.1990

Сотрудник германского посольства в Японии Курт Гоозе влюбился в японку и женился на ней. Вскоре у них родилась дочь. К сожалению, семейное счастье было недолгим. Началась Первая мировая война, в которой Япония выступала на стороне Антанты. Сотрудников германского посольства и их семьи выслали в Германию, но жену Курта, как подданную Японии из страны не выпустили.

Трудно сказать, какое впечатление на пятилетнюю девочку произвело путешествие на корабле через пол мира. Во всяком случае, бабушка мне никогда об этом не рассказывала. Тем не менее, страсть к путешествиям она сохранила на всю жизнь. В семейных альбомах сохранились фотографии из байдарочных походов по немецким каналам, в Баварских Альпах, на Кавказе. Есть даже и фотографии из походов по Подмосковью, сделанные мной, то есть не раньше 80-го года, когда ей было уже за 70.

В Германии Курт Гоозе женился вторично, и у Греты появились сводные братья и сестры. Потомки их до сих пор живут в Германии, хотя наша семья связи с ними утеряла.

В Германии прошло детство и юность Греты, здесь она закончила гимназию. Но в начале 30-х годов политическая обстановка стала меняться. После прихода к власти Гитлера Грета Гоозе была вынуждена эмигрировать в СССР.

В Москве 30-х годов жило довольно много людей, эмигрировавших из разных европейских стран вследствие левых убеждений. Эти люди довольно тесно общались между собой. В той же компании проводили своё время и корреспонденты левых западных газет. Здесь она познакомилась с корреспондентом шведской коммунистической газеты и радио Бертом Вагнером.

Их единственный ребенок, названный в честь отца Бертилем родился "в подарок на день рождения матери" 12 января 1941 года. А через полгода оказалось, что убежать от фашизма через границу нельзя. Началась Великая Отечественная война.

Когда фронт приблизился к Москве, семьи сотрудников Коминтерна и других западных коммунистов были эвакуированы в Горьковскую (теперь Нижегородскую область), на реку Ветлугу. Там была семья Вильгельма Пика, семья Пальмиро Тольятти. В их число попала и Грета Вагнер с маленьким Бертом.

Я помню с детства рассказы бабушки о том, как горожане-европейцы с трудом осваивались с бытом русской деревни. Как приходилось учиться топить печку, чтобы не сжечь за несколько дней весь запас дров на зиму, и так далее.

Из эвакуации они вернулсь в 43-м году. С тех пор и до 77-го года Грета Вагнер работала корректором в издававшейся в издательстве Правда газете на немецком языке "Нойес Лебен"

Интересно, что мой отец немецкого языка не знает. В детстве он отказался его изучать, поскольку мальчика с немецкой фамилией и европейской внешностью в послевоенной Москве и так дразнили фашистом.

Меня в своё время бабушка пыталась научить немцкому языку. Но из этого тоже ничего не вышло. То-ли педагогических способностей не хватило, то-ли терпения.

В 67 году умер от рака Берт-старший, не дожив чуть больше года до моего, своего первого внука, рождения. Бабушка ездила в Швецию на его похороны. Это был последний раз, когда она покидала пределы СССР.

Когда я пошёл в школу, бабушка вышла на пенсию. В принципе, она могла сделать и раньше, но не было повода. А тут с внуком сидеть надо. Благодаря ей я все свои школьные годы был избавлен от такого явления, как "группа продленного дня"

В 87 году из-за неудачной операции по удалению вросшего ногтя, у неё развилась трофическая язва, перешедшая в гангрену, и пришлось ампутировать ногу. Еще за несколько месяцев до этого она была подвижным веселым человеком, ходила в походы, а тут превратилась в инвалида, прикованного к креслу на колесиках и фактически неспособного покинуть пределы квартиры. Тут сказалась еще особенность нашего дома - лифт до восьмого этажа не доходит, и нужно целый этаж подниматься по лестнице.

А если учесть, что из-за глаукомы она практически не могла читать, то мир её сузился просто невообразимо. Случись это на десять лет позже, помогли бы компьютерные синтезаторы речи, общение через интернет, а тогда оставались только телевизор и телефон. Это при том, что старых друзей тогда в Москве оставалось не так много. Железный занавес уже приоткрылся и многие из тех, с кем рядом она прожила всю жизнь, уехали в Германию или Голландию.


Япония, примерно 1911 год, с матерью.

1912 год

C отцом, примерно в это же время

1941 год, с маленьким сыном

А вот такой её помню я. Где-то конец 1970-х, с моей мамой.